Можайский район на карте. Подробная карта Можайского района с номерами домов. Подробная карта улиц Можайского района ЗАО Москвы

Атлас Москвы 2017 года

Подробные карты районов и административных округов города Москва

Карты автомобильных дорог города Москвы,

Подмосковья и Московской области

Можайский район на карте. Подробная карта Можайского района с номерами домов. Подробная карта улиц Можайского района ЗАО Москвы. Карта района Кунцево со школами, детскими садами, государственными учреждениями, автомобильными заправками и магазинами

Можайский район на карте. Подробная карта Можайского района с номерами домов. Подробная карта улиц Можайского района ЗАО Москвы

 

Название района произошло от названия старой Можайской дороги. История района связана с находившимся здесь селом Сетунь. В начале XVII века на этом месте стояла деревня Манухино, принадлежавшая Лариону Сумину. По описанию 1627 г. она значилась в поместье за двумя братьями — Воином и Петром Тимофеевичами Пушкиными. Петр Тимофеевич был прапрапрапрадедом Александра Сергеевича Пушкина.

После отмены крепостного права на этих землях начали строиться различные промышленные фабрики. В середине XIX в. здесь появились текстильные фабрики московских купцов Орлова, Шувалова, Цимфера и других. Их количество резко увеличилось с постройкой железной дороги.

 В конце XIX в. Сетуньскую усадьбу выкупил Франц Реддавей, построивший здесь фабрику по производству брезента и ремней. В этот период Сетунь приобрела более промышленный характер. После холерной эпидемии 1891 г. встает вопрос о строительстве лечебницы, способной обслуживать быстрорастущее население. В 1900 г. Сетуньская лечебница приняла своих первых больных.

Удобное расположение района привлекало не только дачников и промышленников. В 1906 г. недалеко от Сетуньской лечебницы было устроено подворье Полунинской Кресто - воздвиженской женской общины Рязанской губернии, среди местного населения известное как монастырь Серафима Саровского. Он был закрыт в 1929 г. В голодном 1919 г. Марина Цветаева отдала сюда свою дочь, надеясь спасти ее от голода, но девочка умерла.

В начале ХХ в. здесь открылись коммерческое училище для мальчиков, Сетуньская публичная библиотека, которой заведовал М. Е. Грум-Гржимайло из семьи известных руcских ученых. В Богдановке открылся театр, в котором Спасо-Сетуньское общество потребителей организовало музыкально-драматический кружок. В наши дни от Богдановки остался только пруд по ул. Красных Зорь. После Октябрьской революции все местные предприятия национализировались. 22 октября 1925 г. решением Московского уездного исполкома было принято решение об образовании г. Кунцево, куда вошли территории села Сетунь с одноименными деревнями, а также дачные местности вдоль реки Сетунь. В 1928 г. в черту города были включены промышленные предприятия: пистонный завод, Кунцевская фабрика камвольного треста, фабрика им. Ногина, игольная фабрика, кожевенный завод. Уже в 20-е гг. в городе провели электричество, появилась телефонная станция. Центром города стал проезд Загорского, где в то время размещались все административные службы города и Кунцевского района Московской области.

 

Во время Великой отечественной войны на территории нашего района находилась последняя линия обороны города Москвы. В 1960 г. город Кунцево отмечал 500-летие первого упоминания Кунцевских земель в письменных источниках. В 1991 г. провели административную реформу, в ходе которой был образован муниципальный округ Можайский. В 1995 г. муниципальный  округ практически в тех же границах был преобразован в Можайский район Москвы.

 

 

 

Главная река, протекающая в районе Ново-Переделкина - Сетунь. Это один из самых больших притоков реки Москвы. Её общая длина составляет 38 км, а воду она собирает со 190 квадратных километров. Вытекает Сетунь из каскада прудов в деревне Саларьево Московской области. Постоянное течение начинается в Картмазове, где река поворачивает на север. Затем Сетунь на протяжении почти 4 км от бывшего села Орлово до деревни Суково протекает по восточной границе Ново-Переделкина. Ниже Боровского шоссе р. Сетунь уходит на запад, где протекает вдоль Киевской железной дороги, принимая слева два притока: в Чоботах – едва заметный, коротенький безымянный ручеек, а в Лукине – речку Алешинку (или Олешенку – от слова «ольха»). По берегам Сетуни бьют многочисленные родники. Официально в нашем районе зарегистрированы три родника: родник на улице Приречной, родник в поселке Чоботы на 2-й Чоботовской аллее и родник «Святой» или более раннее название «Святой колодец» недалеко от железнодорожной станции Переделкино. В настоящее время последний источник благоустроен. Рядом построена часовня, освященная во имя Митрополита Филиппа и купальня.

Часовня и купальня у «Святого» источника построена в 1999 году на средства частного лица. Далее, приняв воду Алешинки, Сетунь, петляя, убегает под железной дорогой в Подмосковье к писательским дачам, чтобы настраивать немногочисленных оставшихся литераторов на создание ностальгических произведений.

В названии реки Сетунь улавливают связь с некоторыми словами балтийских народов, которые, как известно, жили на этой территории с конца 3-го тысячелетия до нашей эры, а потом "растворились" в финно-угорском и славянском населении. Так, например, литовское слово "sietuva" и латышское "sietava" согласно «Топонимическому словарю» Е. Поспелова переводятся как "глубокое или широкое место реки, середина реки".

История заселения наших земель до второй половины XII в. является частью общей истории освоения славянскими племенами северо-восточных земель Европы. Археологи выяснили, что еще во втором тысячелетии до нашей эры эти земли были заселены. Раскопки курганов при впадении Сетуни в реку Москву подтвердили, что начиная с VIII века до н. э. на протяжении более пятнадцати веков здесь жили племена, относящиеся к финно-угорской группе. Открытые археологами рядом с могильными курганами древних поселений более поздние деревни, дали возможность говорить о том, что к IX-XI векам коренное население было вытеснены славянами-вятичами.

Вдоль проезжего тракта и рек образовывались селения, жизнь в которых на протяжении веков то замирала, то возрождалась. В XV в. преобладающим типом населения становятся слободы.

Со временем кварталы Москвы подошли совсем близко к нему, и с тем чтобы не возникало путаницы, новому району для отличия от подмосковного посёлка дали название Ново-Переделкино. Жилые кварталы города поглотили два старинных села: Орлово и Федосьино.

Наиболее ранние описания этих земель сохранились от первой половины XVII в., когда они принадлежали двум московским монастырям. Село Федосьино принадлежало Вознесенскому девичьему монастырю, «что на Москве у Фроловских ворот». Эта обитель находилась в Кремле, у Спасских (Фроловских) ворот, и была основана в 1393 г. вдовой великого князя Дмитрия Донского Евдокией, которая после смерти мужа приняла здесь постриг под именем Евфросиньи и была в ней же похоронена. С этого времени Вознесенский монастырь стал служить местом погребения великих княгинь и княжон, цариц и царевен потомков династии Рюрика и сменивших их в 1613 г. Романовых.

К сожалению, мы не знаем, когда это село стало собственностью обители. Некоторый свет на это могло бы пролить изучение происхождения его названия — вероятно, село досталось монастырю от одной из княжон или княгинь, по имени Федосья. Как бы то ни было, впервые Федосьино упоминается в писцовой книге 1627 г. Описание этого года отмечает здесь деревянную Преображенскую церковь, дворы причта, монастырские дворы, пять крестьянских дворов с пятью жителями и два пустых двора.

Вскоре вместо ветхого храма была построена новая Благовещенская церковь. Со временем село разрасталось. По данным 1646 г., в селе значилось 13 крестьянских дворов, а в 1678 г. уже 20 дворов, где жил 91 человек. К 1704 г. их число увеличилось соответственно до 37 дворов и 131 жителя.

Соседнее село Орлово принадлежало московскому Чудову монастырю. Любопытно, что Чудов монастырь соседствовал в Кремле с Вознесенским и даже возник примерно в одно время с ним. По преданию, он был основан митрополитом Алексеем на рубеже 50-60-х годов XIV в. в память о чудесном исцелении ханши Тайдулы — событии, в котором принимал самое активное участие владелец другого села на территории округа — Тропарева — Иван Тропарь. Документы этого монастыря сохранились лучше, и из них мы узнаем, что в XVI в. рядом с Орловом находился старинный погост с Покровской церковью. Собственностью монастыря село стало в 1568 г.

Однако грамота, по которой обители досталось Орлово, дошла до нас не в полном виде — в ней не хватает начала, и мы не знаем, кто был первым владельцем села. Возможно, этот дефект документа не случаен. В конце 1564 г. царь Иван IV провозгласил опричнину — систему мер для борьбы с предполагаемой изменой среди феодалов. Она сопровождалась массовыми репрессиями, казнями и грабежами. Именно от этого времени дошло выражение «опричник», употребляющееся обычно в бранном смысле. Известно, что в эти годы Чудов монастырь был самым тесным образом связан с царскими опричниками, многие из которых, стремясь искупить свои грехи, жертвовали в обитель богатые вклады. Можно предположить, что таким путем монастырю досталось и Орлово. Позже, когда опричнина была отменена, монахи могли специально вырезать из грамоты имя прежнего владельца во избежание излишних вопросов.

Описание 1624 г. отмечает рядом с селом деревянную ветхую Покровскую церковь, стоявшую «без пения», а в самом селении монастырский двор, в котором жил старец, «да служки приезжие с Москвы», 5 дворов крестьянских и один бобыльский, где значилось 7 человек. Спустя полвека, в 1678 г., здесь зафиксированы монастырский двор, 3 двора конюхов, 13 крестьянских дворов и 7 бобыльских, где в общей сложности проживали 73 человека. В 1698 г. вместо Покровской церкви на погост переносится деревянная церковь Казанской иконы Божьей матери (она была перевезена в разобранном виде из села Узкого боярина Тихона Никитича Стрешнева), но ещё долго Орлово иногда именовали по прежнему храму селом Покровским. По описанию 1704 г., в селе Орлове, расположившемся по обе стороны речки Сетуни, значились Казанская церковь, монастырский двор (2 человека), конюшенный двор и двор приказчика (7 человек) и 24 крестьянских двора (92 человека).

Монастыри владели этими сёлами до середины XVIII в., а в 1764 г. они были секуляризированы — превращены в государственную собственность и стали называться «экономическими», так как поступили в ведение Коллегии экономии.

Довольно рано здесь появляются первые промышленные заведения. В 1825 г. в Орлове московский купец И.Е. Епанешников строит ковровую фабрику, на которой работает до 30 рабочих. Позднее она переходит к купцу И.И. Пешкову, при котором в 1850 г. здесь значилось 60 рабочих из помещичьих и «экономических вольнонаемных» крестьян, 20 мальчиков для размотки шерсти, 57 жаккардовых станов. Из тогдашней рекламы узнаем, что фабрика выпускала «бархатные ковры из шпанской и русской шерсти, ковры на булавках из тонкой камвольной пряжи для драпировки, ковры двуличные на манер шетланских из простой русской пряжи, дорожки в роде ковров для постилки на полы и в гостиницах из шпанской и русской шерсти».

Позднее история этих сёл была такой же, как и у других окрестных селений. Единственным отличием было то, что уже в 1930-е годы проектировщики, разрабатывавшие планы развития Москвы, запланировали эту территорию для строительства городов — спутников Москвы. Однако жизнь внесла свои коррективы — только через полвека здесь появляются городские кварталы, но уже непосредственно самой столицы, начинают возникать промышленные предприятия.

Ещё одним селением здесь было село Лукино, расположившееся у железнодорожной платформы Переделкино. Первые сведения о нём в сохранившихся источниках относятся к концу XVI в., когда это было поместье Сергея Ададурова. Судя по писцовой книге 1627 г., Лукино значилось поместьем Ивана Федоровича Леонтьева, занимавшего впоследствии придворный чин ловчего. Описание отмечает двор помещика с деловыми людьми, дворы приказчика, людской, двор крестьянский и 2 двора бобыльских, в которых проживало 5 человек.

К 1646 г. Иван Фёдорович построил в своем имении церковь Преображения Господня. Описание этого года отметило в Лукине дворы помещика, попа, 3 крестьянских и 3 бобыльских двора, в которых проживали 12 человек.

Леонтьевым эти земли принадлежали более столетия. После Ивана Фёдоровича Лукином владел в 1661—1686 гг. его сын Фёдор Иванович. При нём, по описанию 1678 г., в селе числились: двор вотчинника, 2 двора «задворных людей» и 9 крестьянских дворов. В 1687 г., после кончины Фёдора Ивановича Леонтьева, имение перешло к его детям Павлу и Василию, а в 1704 г. последний значится его единственным владельцем. В селе тогда значились Преображенская церковь, двор вотчинника и скотный двор, которые обслуживали 9 человек дворни, и 9 крестьянских дворов с 35 душами мужского пола.

Василий Фёдорович Леонтьев скончался в апреле 1725 г., и село перешло к его вдове Ирине Александровне (урожденной Ляпуновой) и его родной сестре Татьяне Фёдоровне, которая была женой князя Василия Васильевича Щербатова. Однако Лукином они владели очень недолго, и в 1729 г. село купил князь Михаил Владимирович Долгоруков. От него оно досталось в 1756 г. его дочери княжне Аграфене Михайловне.

В XIX в. усадьба перешла во владение баронов Боде, представителей французской аристократической фамилии, эмигрировавшей в 1795 г. из революционной Франции и пустившей прочные корни на русской земле. Во второй половине XIX в. владельцем усадьбы в Лукине стал Михаил Львович Боде. Его мать, Наталья Фёдоровна Колычева, происходила из древнего боярского рода Колычевых и являлась его последней представительницей. По личному разрешению царя Михаилу Львовичу было разрешено именоваться двойной фамилией — Боде-Колычёвым.

Михаил Львович Боде-Колычёв глубоко интересовался историей материнского рода и сделал из усадьбы в Лукине настоящий музей.

Пользуясь советами и помощью знатока русского искусства художника Ф.Г. Солнцева, он выстроил на основе старого сгоревшего новый усадебный дом в псевдорусском стиле и в центре парадного двора поставил обелиск с именами наиболее известных лиц из рода Колычёвых. Усадьба была окружена подобием кремлёвских крепостных стен с воротами, украшенными изразцами и каменными львами. Рядом с главным домом было выстроено специальное хранилище, где находился «архив боярского дома Колычёвых» и «Колычёвский музей».

По воспоминаниям известного филолога академика Ф.И. Буслаева, учеником которого был Михаил Львович, всё в усадьбе он «строил и украшал по планам, чертежам и рисункам, которые составлял сам, и для точнейшего выполнения своих предприятий неутомимо следил за работами каменщиков, плотников и разных мастеров. Он обладал разборчивым, тонким вкусом и был опытный знаток византийско-русской иконописи и старинной орнаментики».

Своих родителей — Льва Карловича и Наталью Фёдоровну — он похоронил в родовой усадьбе, а над их могилами возвёл церковь во имя св. Филиппа (погибшего в опричнину и впоследствии канонизированного московского митрополита Филиппа Колычёва).

В советское время усадьба была разорена, в ней устроили совхоз, а в 1952 г. отдали главный дом под загородную резиденцию московских патриархов.

Район в современном его виде вырос в конце 1980-х годов, он слился из семи микрорайонов новой застройки, поселков и деревень бывшего Солнцевского района Подмосковья. Застройка микрорайона в основном состоит из многоэтажных панельных домов типовых серий. Среди достопримечательностей церковь Благовещения Пресвятой Богородицы XIX века. В 1998 году была завершена реставрация дачи Левинсона, получившей в народе название «Теремок», – архитектурного памятника начала XIX века, единственного деревянного творения известного архитектора Фёдора Шехтеля.

Ко второй половине XVIII века государственными или экономическими стали все окрестные села, ранее принадлежавшие монастырям. Менялись владельцы, а расположение деревень и сел оставалось неизменным до последнего времени. Лишь в конце XX века в размеренную деревенскую жизнь нашего района вторгся город, решительно изменив веками сложившуюся структуру края.

Река Сетунь в прошлом, как и сейчас, служила административной границей земель. Так до XVII века река отделяла южную окраину древнего Сетуньского стана, от юго-восточной окраины Медвенского стана. Позднее левый берег Сетуни соответственно обозначился как часть пятого стана Московского уезда, а правый как часть первого стана Звенигородского уезда. Такое территориально-административное деление сохранилось до 1928 года, когда образовался новый район Подмосковья - Кунцевский. В состав Кунцевского района накануне Великой Отечественной войны входили Внуково, Переделкино, Теплый стан, Тропарево, Никулино, Очаково, Одинцово, Звенигород, Можайск. С 1960 года Кунцево стало столичным районом, а Переделкино с окружавшими его деревнями перешло в подчинение городу Видное, и мы стали жителями Ленинского района Московской области.

22 мая 1984 года решением Мосгорисполкома «О включении некоторых населенных пунктов в состав города Москвы и образовании в городе Москве Солнцевского района» наши переделкинские деревни превратились в район Москвы. Так в 1984 году на карте города Москвы появился район - Солнцевский. В него вошли поселки: Мещерский, Внуково, Переделкино, Чоботы, Толстопальцево; деревни: Терешково, Суково, Орлово, Федосьино, Лукино, Лазенки и город Солнцево. Район был зеленым тихим «спальным». В 1991 году в Москве вместо 33 районов появилось 125 муниципальных образований, объединенных в 10 административных округов. Таким образом, муниципальное образование «Ново-Переделкино» вошло в состав Западного административного округа г. Москвы.